прокрутка

Об утренней ванне

Наконец-то закончилась предновогодняя запарка и наступили праздничные выходные дни. Кто-то проведет их в дальнем интересном путешествии, кто-то отправится в гости к родным, а кто-то просто останется дома и как следует выспится.

А выспавшись, встанет неспешно с постели, заварит себе кофе и не торопясь, с удовольствием примет ванну.

Парижанам начала XIX века были тоже не чужды подобные удовольствия. Правда, иметь дома ванну могли позволить себе только очень богатые люди – остальным, как правило, приходилось довольствоваться умывальными тазами, в которые лили воду из кувшинов. А если хотелось все-таки понежиться в воде целиком, парижане шли в бани или в купальни.

Самым знаменитыми, роскошными и, соответственно, дорогими в Париже были Китайские бани на бульваре Итальянцев и Турецкие бани на бульваре Тампля. Клиенты погружались в атмосферу восточной неги: им предлагались «ароматические курильницы», «розовое масло из Сибариса» и «притирание Аспазии». Омовения происходили под музыку, сами ванны были мраморными, холодная и горячая вода текла из серебряных кранов; при желании клиента непосредственно в ванну подавались еда и питье («столом» служила подставка красного дерева, которую клали на края ванны). Закончив водные процедуры, посетитель звонком вызывал слугу, который подавал ему специально подогретый халат, заменявший полотенце. После ванны можно было отдохнуть на кровати с теплым постельным бельем.

Подобные наслаждения обходились примерно в 20 франков; однако, можно было принять ванну и дешевле, от 1 до 3 франков, в не столь знаменитых банях. Правда, ванны там были из цинка или меди, а для развлечения посетителю предоставлялись часы, термометр, табакерка с табаком, в некоторых случаях – книга и очки. По окончании омовения клиенту подносили бульон.

Находились и такие клиенты и клиентки, которые желали принимать ванну, не выходя из дома. В этих случаях и горячую воду, и ванну приносили прямо в спальню. По городу разъезжали длинные телеги, на которых были установлены вместительные бочки с водой; телеги эти были оборудованы топками, с помощью которых вода нагревалась до температуры 30-50 градусов. Возле дома заказчика два возчика-водоноса сгружали с телеги железный каркас на колесиках, кожаную ванну и горячую воду в двух кожаных бурдюках; все это они доставляли в нужную квартиру, где устанавливали ванну и наполняли ее водой. Клиент принимал ванну, а затем в назначенное время водоносы возвращались, сливали воду, складывали ванну и уносили все оборудование. Система эта была вполне эффективна, но иногда случались аварии: стоило недостаточно прочно закрепить кожаную ванну внутри железной рамы, и она заливала водой всю квартиру.

Помимо бань в Париже существовали и купальни, иначе говоря, прибрежные бассейны (иногда они именовались также школами плавания). Они действовали с весны до конца сентября, причем среди них тоже имелись заведения как шикарные, так и вполне демократичные, дешевые. Дорогие купальни представляли собой, как правило, часть реки, отгороженную десятком судов на якоре. На «входном» судне располагались касса, бельевая комната и кабинет управляющего, а также кафе с кухней, прачечная и сушильня. На остальных судах были устроены роскошно обставленные отдельные салоны с коврами и зеркалами; для посетителей попроще были общие залы со шкафчиками для вещей. Действовали зал для гимнастических упражнений, парикмахерский и педикюрный кабинеты.


Школа плавания. Худ. Ж.-А. Марле, ок. 1825 года

Анонимный автор очерка «Париж в 1836 году» пишет об одном из подобных заведений: «Каждая купальня разделяется на две половины, для мужчин и женщин: последние в Париже удивительные охотницы купаться. Стечение в жаркие дни бывает так велико, что хозяева купален для предупреждения беспорядков вынуждены требовать пособия национальной гвардии. Не знаю, почему дамы здешние так страстно любят купанье; но как бы то ни было, наблюдатель, без сомнения, не отказался бы увидеть с моста что-нибудь, кроме лодок и судов. Однако ж, успокойтесь, никто не может близко подойти к этим плавучим гинецеям, а искусно сделанная кровля лишает даже самых нескромных преступного удовольствия заглянуть сверху в водяные гаремы. Да и принятый парижанками купальный костюм очень благопристоен и морален; он состоит в длинной блузе, достающей от шеи до пят; а на голову надевают непромокаемый тафтяный чепец, которым прихватываются волосы».

Самые дешевые купальни, располагающиеся в простонародных рабочих кварталах, были устроены аналогичным образом, разве что огорожены были всего лишь грубо сбитыми необструганными досками, ковров и зеркал не было и в помине, а кафе вместо жареных цыплят и прочих деликатесов предлагало посетителям попросту сосиски с хлебом. По свидетельству современников, когда множество местных жителей одновременно погружалось в реку, вода очень быстро становилась черной от грязи.

Но это никого не смущало. Ведь главное – удовольствие; не так ли?