прокрутка

О курении


Трубка в виде сидящего пса (рог, слоновая кость)
с мундштуком из янтаря и серебра. Ок. 1800 г.

Один мой знакомый, прочитав очерк о продажных женщинах, внезапно заинтересовался словами о том, что проститутки низкого пошиба пили и курили табак. Особенное любопытство вызвал табак: разве его тогда курили, а не нюхали?

Считая, что это может быть полезно многим игрокам, спешим внести ясность: табак в начале девятнадцатого века и курили, и нюхали. И оба эти занятия имели свою специфику.

Нюхательный табак был очень популярен в восемнадцатом веке. Сколько тогда изготавливалось различных табакерок, от простых латунных до изящных, из золота и слоновой кости! Привычка нюхать ароматный табак считалась приличной как для мужчин, так и для женщин; брать понюшку можно было в любое время и в любом месте: и дома, и на прогулке, и в гостях.

В девятнадцатом веке у нюхательного табака осталось немало приверженцев, но увы – в основном среди людей старшего поколения. Молодежь же полагала, что нюхание табака неприятно, что оно сопряжено со сморканьем и чиханьем, неприятным шумом, который сбивает с мысли и мешает окружающим. В то время как курение успокаивает, а не раздражает нервы, помогает думать и писать.

Парижане времен Июльской монархии курили трубки и сигары. Считалось, что трубки были особенно распространены среди среднего и низкого классов, а сигары являлись по преимуществу забавой аристократов, но на деле из этого правила было множество исключений: и дворяне любили посидеть с трубкой, и оборванцы умудрялись каким-то образом разживаться сигарами.

Однако равноправие полов в употреблении табака исчезло: в отличие от нюхательного табака, курение стало считаться лишь мужским занятием. Для женщины оно стало неприличным. Продолжали курить лишь те, кто по общественному положению стаял ниже приличий: нищие, воровки, цыганки, дешевые проститутки. Возможно, именно из-за них трубка или сигара в женских руках стали негласным символом сексуальности – курящая женщина ассоциировалась с грехом, с прелюбодеянием, с легкомысленным возбуждением. Это порой использовали в своих интересах куртизанки и актрисы, затягиваясь сигарой на глазах мужчин… Кроме того, курили те женщины, что умышленно бросали вызов неравенству патриархального общества – вспомним Жорж Санд в брюках и с неизменной сигарой!

А вот благовоспитанную девушку или женщину представить за курением было немыслимо. И, будто желая отомстить курительному табаку, женщины объявляли его запах неприятным, вызывающим головную боль и чрезмерно навязчивым. Дельфина де Жирарден в одном из своих фельетонов возмущается: «Сигарный дух в этом элегантном квартале так силен, что самые пьянящие ароматы здесь немедленно обращаются в запах табака. Молодая женщина полагает, что держит в руках букет роз… она заблуждается: не пройдет и минуты, как она убедится, что ее тонкие пальцы сжимают коробку сигар. Ее вышитый носовой платочек только что благоухал букетом графа д’Орсе: это уже в прошлом, теперь он воняет табаком».

Медицинские журналы тех лет не отрицали негативного воздействия табака на здоровье. На основе анализа статей за 1830-38 годы можно сделать вывод, что главным предметом беспокойства в тот период была якобы установленная связь между потреблением табака и такими заболеваниями, как расстройство желудка, паралич, потеря рассудка и потеря памяти. Серьезные опасения вызывало также распространение поддельного табака (недобросовестные поставщики подмешивали в табак сахар, известь, крахмал, патоку, листья ревеня или лопуха). Но было много статей, в которых за табаком, наоборот, признавали полезные свойства. Было замечено, что курильщики реже заболевают чахоткой (туберкулезом). Кроме того, было хорошо известно, что курение помогает избавиться от стресса. Журналы тех лет отнюдь не призывали к борьбе с курением – только лишь к умеренному потреблению табака.

Так или иначе, курение становилось все более и боле важной составляющей в ритуалах общения мужчин. Организовывались специальные курительные клубы – места, куда можно было прийти выкурить сигару под кофе с коньяком, поиграть на бильярде или в карты; женщины туда не допускались, а потому общение было самым непринужденным. Курение уравнивало различные сословия: так, существовал обычай, что каждый курильщик имел право попросить у другого огоньку, и тот никогда не отказывал; современники вспоминают, что некий рабочий однажды обратился с подобной просьбой к принцу Жуанвильскому, и тот охотно ссудил его собственной сигарой.