прокрутка

О рекламе

На недавно прошедшем Комконе нельзя было не отметить, что реклама ролевых игр остается на высоком уровне и даже осваивает новые формы. Это не может не радовать. Но знаете ли вы, дорогие игроки, что многие виды рекламы, использующиеся сейчас, встречались уже в Париже начала XIX века?

Да-да – по мере того, как в Париже развивалась торговля модными новинками и предметами роскоши, развивалась также и их реклама.

Афиш и плакатов, рекламирующих самые разнообразные товары и услуги, было в Париже великое множество. Мазье де Ом, автор «Путешествия юного грека в Париж» (1824), свидетельствует: «В городе не осталось ни единого памятника, ни единой колоннады, ни единого общественного здания, которые не были бы обклеены афишами и плакатами все без остатка, так что печать, можно сказать, сделалась губительницей архитектуры». Афиши красовались даже на решетке королевского дворца и на колоннадах перед входом в церкви! В этой сфере, как и во многих других, парижские кварталы отличались один от другого: в «простонародных» кварталах торговцы делали ставку прежде всего на яркость, навязчивость; в кварталах «фешенебельных» ценилась в первую очередь элегантность.

В дополнение к афишам на стенах, по улицам Парижа уже в 1825 году разгуливали люди-афиши — предки современных «людей-бутербродов».


  Человек-афиша. Худ. Ж.-А. Марле, ок. 1825

Постепенно реклама товаров стала заполнять также пространства газетных страниц. В еженедельнике «Панорама парижских новинок», выходившем в 1824-1826 годах, реклама была вплетена в светские и литературные новости. Затем и ежедневные политические газеты стали отводить последнюю полосу рекламным объявлениям – сначала только о книжных новинках, но чуть позже и другие товары получили право на рекламу. Кроме того, торговцы заказывали изобретательным журналистам (или сочиняли сами) рекламные проспекты, которые затем рассылали клиентам. Между прочим, звучали такие тексты вполне современно: «патентованные средства» якобы были одобрены Французской академией, сделаны по «старинным рецептам» и по всем параметрам превосходили «обыкновенный продукт». Не обходилось и без уверений, что торговля ведется исключительно ради публики и в ее интересах.

Но процветала не только печатная реклама – торговцы активно использовали самые разные способы привлечения публики. Хозяева лавок выставляли образцы товаров возле входа, в магазинах тканей полотнища ярких цветов свешивались из окон, доходя до самой земли, – все это создавало у покупателей впечатление изобилия. Порой торговцы рассылали по домам рекламные образцы продукции с обещанием, что, если товары не понравятся, их можно будет вернуть уже на следующий день; порой организовывали распродажу товаров, якобы уцененных из-за банкротства магазина.

Встречались довольно «агрессивные» формы продажи, не лишенные, впрочем, известного остроумия: так, торговцы фарфором расставляли свой товар прямо на тротуаре, и если неосторожный прохожий разбивал чашку или склянку, он волей-неволей вынужден был за него заплатить.

Еще одним способом торговой рекламы были вывески. Над некоторыми лавками их хозяева вывешивали образцы своей торговли гигантского размера: слесари — двухметровые ключи, чулочники — пятиметровые белые чулки, развевавшиеся в воздухе и по ночам напоминавшие привидений. Владельцы других заведений ограничивались изобретением броских названий, причем в погоне за красотами слога парижские лавочники часто упускали из виду комический контраст между товаром, которым они торговали, и вывеской. Так, над лавкой мясника на улице Сен-Дени красовались букет увядших гвоздик и надпись «На добрую память»; вывеска «Три девственницы» зазывала в мастерскую портного, шьющего военные мундиры; «Святой Августин» предлагал чистку старых перьев для шляпы; наконец, «Монах» сторожил вход в модную лавку. Впрочем, с другой стороны, подобные курьезы задерживались в памяти, а это и есть одна из основных целей рекламы. Не так ли?