прокрутка

Напоследок

Игры «Новый день» не будет, а потому прекращает работу и колонка, появлявшаяся тут каждую пятницу под заголовком «Кстати…» Это грустно, но мы утешаемся мыслью, что всё, что было – было не зря. И если единственным итогом подготовки к игре останутся запавшие вам в память несколько занятных фактов об эпохе Июльской монархии – что ж, это уже кое-что.

Текст, который хочется напоследок показать своим любимым читателям – отрывок из фельетона Дельфины де Жирарден, напечатанный 18 мая 1839 года:

«О, в какое подлое время мы живем! Горе нам, горе, – зачем Бог привел нас родиться в это время! Несчастная и любимая страна, куда ты движешься и за кем? Неужели тебя, как бедных детей из сказок Перро, злые родители заводят в чащу, чтобы бросить там и погубить? Увы, да, многие безумцы хотят твоей гибели, хотя у каждого для этого свой резон.

И ты погибнешь, юная и прекрасная Франция! Погибнешь потому, что те, чья любовь составляла твою силу, больше тебя не любят. Твои старые и благородные родители забыли, что ты их дитя, они приносят тебя в жертву своим воспоминаниям; строптивая дочь, ты отвергла супруга, за которого они мечтали тебя выдать, и они приняли его сторону [тут имеются в виду легитимисты, устранившиеся от участия в политической жизни страны после воцарения Луи-Филиппа («супруга» Франции). Под «желаемым супругом» подразумевается, очевидно, монарх из старшей ветви Бурбонов]. Не жди от этих гордых родителей никакой жалости: ты для них больше не любимая дочь, которую нужно поддерживать и защищать, ты для них только супруга человека, которого они ненавидят, а поскольку твои беды – это одновременно и его беды тоже, они радуются твоим несчастьям, и когда из твоих ран течет кровь, они отворачиваются с безразличным видом, говорят «Эта кровь больше не наша!» – и проходят мимо.

Это еще не всё, юные твои братья также ополчились против тебя, также бросают тебе горькие упреки. Твои братья, о юная Франция, свирепы и неизменно завистливы и осуждают не только твой брак, но и все браки вообще; они в принципе против любых обязательств, они поклялись разорвать все цепи и под предлогом борьбы за свободу стремятся избавиться от покрытых золотом цепей Гименея [имеются в виду республиканцы, которые в 1830 году были против сохранения во Франции монархии в какой бы то ни было форме. Ниже описывается республиканская пресса, которая настраивает Францию против короля, якобы идущего на поводу у Англии, и вдохновляет покушения на его жизнь] Братья твои не могут простить тебе союза, который отнял у них власть над тобой. Каждое утро, не успеешь ты проснуться, как они принимаются настраивать тебя против него; они твердят, что он скуп, что он коварен, что он изменяет тебе со старой любовницей-чужестранкой, которую вечно будет предпочитать тебе, а ты веришь им и горько плачешь. Братья смягчаются и говорят с жалостливой нежностью: «Не плачь, любезная сестрица! Ни о чем не тревожься, мы убьем твоего мужа и даруем тебе счастье!» Но поскольку столь трогательная предупредительность тебя пугает, поскольку ты с ужасом отвергаешь эти кровавые утешения, они упрекают тебя в трусости и ничтожности, они кричат со злобой и ненавистью: «Что ж… поделом тебе, ты заслужила свои страдания; ты ведь не пожелала нас слушать!»

Кто же протянет тебе руку помощи, бедняжка? Кто же сжалится над тобой? Ну конечно же, это твои юные сестры; они добры и прелестны, они поддержат тебя в беде! У них недостанет сил и отваги на то, чтобы тебя защитить, но их нежность, по крайней мере, послужит тебе утешением. – Но где же они? куда пропали? Надобно их позвать. – Бесполезно, они не придут; они заняты более важными делами: они одеваются, чтобы ехать на бал в иностранное посольство [речь идет о дневном бале в посольстве Австрии, назначенном на 12 мая 1839 г.; несмотря на то, что в этот день в городе разразился мятеж, бал не был отменен и прошел с большим успехом] Впрочем, они встревожены, но не рассказом о кровавых происшествиях в городе, а нерасторопностью нерадивой портнихи, которая не сшила платья к обещанному сроку, потому что всю ночь провела рядом с телом отца – национального гвардейца, убитого вчера вечером, и не успела закончить платья; не беда! Сестры твои надевают другие платья и отправляются прыгать на балу.

Но скажи, неужели у тебя совсем нет друзей? Что делают те ловкие советники, которые выдали тебя замуж [то есть те либеральные политики, которые в июле 1830 г. способствовали установлению в стране конституционной монархии с Луи-Филиппом на троне, а затем предпочли собственные интересы и борьбу за министерские портфели интересам Франции]? Может, они придут к тебе на помощь? Нет; они дуются и втайне строят козни. Как все люди, которые устроили чей-то брак, они ворчат и жалуются на неблагодарность молодоженов. Неблагодарность эта заключается в том, что новобрачные не осуществили все их несбыточные мечты. Эти советники выиграли во всем, во всем решительно. Их извлекли из небытия; им дали имя, состояние, славу – все, чего у них раньше не было; им оказали почтение, им доверили семейные дела, дали возможность сидеть во главе стола на всех празднествах; они были ничем, но для них сделали так много, что они кажутся всем, а поскольку они приняли это неожиданное величие за чистую монету, они сделались ненасытными и говорят: А что, собственно, такого для нас сделали? Ничего, ведь мы так и не стали хозяевами; это непростительно, и мы отомстим: мы разрушим все, что сами же и построили. И ты погибнешь, прекрасная Франция! Ибо твои советники не кто иные, как алчные эгоисты, которые интересуются тобой лишь из корысти!

Можно ли в это поверить? Такая красивая, такая гордая, такая блистательная – и вдруг погибнуть? Нет, ты не погибнешь! Твои благородные родители тебя проклинают, твои ревнивые братья тебя преследуют, твои сестры тобой пренебрегают, твои коварные друзья тобой торгуют, но у тебя остаются твои бедные слуги: эти, по крайней мере, будут защищать тебя до последнего. Взгляни на солдат, которые умирают за тебя: как храбро они сражаются! Один падает, другой сменяет его на посту и падает в свой черед; взгляни на торговцев, которые закрывают лавки и берутся за оружие [имеются в виду национальные гвардейцы]; жены с плачем удерживают их, но они не слушают; ведь их зовешь ты, и они слышат только твой голос. Над этими безымянными героями смеются, ведь они лавочники, они торгуют ночными колпаками; но они предоставляют смеяться трусам, а сами идут на смерть ради тебя»…

На этом остается только попрощаться с вами, дорогие читатели. Мы никогда не узнаем, как повернулась бы история Франции, если бы наши персонажи были в Париже 1832 года; не знаем, была бы спасена Франция и кто бы ее спас. Но одно хочу сказать напоследок: Франция времен Июльской монархии – не единственная страна, которая при внешнем благополучии стояла на краю гибели, которую политические силы тянули в разные стороны, и в которой при том процветали литература и искусство, мода и элегантность. У вас будет шанс обрести то, чего вы не получили на нашей игре; будет возможность проявить себя.

От души желаем вам удачи.